Статусы для любящих транс


Никто не знал. Тут массу сувениров продают, И серебро пойдёт, и бронзулетка. Ты знаешь край!

Статусы для любящих транс

Двери хлопают, на мостовую выходят звери. Цветы на подоконниках цветут — И с ними говорят с тоски не редко. А вино уж мутит мои взоры И по жилам огнем разлилось… Что мне спеть в этот вечер, синьора?

Статусы для любящих транс

И там рябит от аркад, колоннад, от чугунных пугал; там толпа говорит, осаждая трамвайный угол, на языке человека, который убыл. На Старом Мосту — теперь его починили — где бюстует на фоне синих холмов Челлини, бойко торгуют всяческой бранзулеткой; волны перебирают ветку, журча за веткой.

Я побледнел и вспыхнул.

О сердце, ты неблагодарно! И чёрным пламенем горела Очей пылающая ночь; И южным зноем пламенела Младая северная дочь.

Флоренция — моя душа поет! Беломраморной красавицей Смотрит в гладь реки Арно. Могла бы я с младенцами Крылатыми дружить. На белом мраморе паросском Её чела, венцом из кос, Переливалась чёрным лоском Густая прядь густых волос.

Джанни объясняет мне: Он из Флоренции с позором изгнан был.

Я в улочках узких, в сияньи изменчивом Хочу навсегда раствориться, Флоренция…. Флоренция — избранница Богов! По берегу реки Арно идём. У Богородицы в руке тюльпан: А день поближе к вечеру не жарок — Он всё тебе отдал, что только мог. У галереи Уффици В очереди народ — Туристов на экспозиции Два миллиона в год….

Давид, защитник твой и покровитель — Частичка Микеланджело трудов.

Тебе нужны слова иные. Жгут раскаленные камни Мой лихорадочный взгляд.

Флоренция — ты гениев обитель! Флоренция и в октябре Весна с улыбкою Купавы. Глаз, мигая, заглатывает, погружаясь в сырые сумерки, как таблетки от памяти, фонари; и твой подъезд в двух минутах от Синьории намекает глухо, спустя века, на причину изгнанья: Ренессанса квинтэссенция, В арках чистый небосвод, Словно парусник, Флоренция В синей вечности плывёт.

И если делать нечего, Оставив скучный дом, Вот так гулять до вечера Под кружевным зонтом.

И чёрным пламенем горела Очей пылающая ночь; И южным зноем пламенела Младая северная дочь. У Богородицы в руке тюльпан: Мерцанье вечернего света… Флоренция.

Добавить комментарий Отменить ответ Ваш e-mail не будет опубликован. Но должен вам признаться, что и мне Здесь очень нравится печатать при луне…. Тихо в соборе. Купола Брунеллески царапают неба глубины, В галерее Уффицы привычно толпится народ.

Веселиться ли, иль каяться, Ей красивой всё равно. Этот, уходя, не оглянулся, Этому я эту песнь пою. Вот вилла Медичи, она Былых регалий лишена — Другие правят миром, С других балконов, берегов, Где тина выше сапогов, Иль слишком пахнет мирром, —.

Глаз, мигая, заглатывает, погружаясь в сырые сумерки, как таблетки от памяти, фонари; и твой подъезд в двух минутах от Синьории намекает глухо, спустя века, на причину изгнанья: Я давно Жду встречи, цветущий город На берегу Арно…. Пьяцца Дуомо — алтарь поколений, Веры сакральный предел.

Вот вилла Медичи, она Былых регалий лишена — Другие правят миром, С других балконов, берегов, Где тина выше сапогов, Иль слишком пахнет мирром, —. Пьяцца Дуомо — соборная площадь — Вяло смакует вино.

Вот проходит она — вся в узорном И с улыбкой на смуглом лице. Беломраморной красавицей Смотрит в гладь реки Арно. Массивностью своей он поражает! Орошая зной фонтанами, Позолотою блестя, То взирает гордой дамою, То смеётся, как дитя. Ренессанса квинтэссенция, В арках чистый небосвод, Словно парусник, Флоренция В синей вечности плывёт.

Невидим в высоту уходит стебель, А чашка — купол покрывает храм — Такая убедительная небыль.

Гнусавой мессы стон протяжный И трупный запах роз в церквах — Весь груз тоски многоэтажный — Сгинь в очистительных веках! Цветы на подоконниках цветут — И с ними говорят с тоски не редко. Что мне спеть, чтоб вам сладко спалось?



Групповой бдсм с фистингом жестким
2 красивые лесбиянки трутся клиторами
Трахает медсестру на глазах у жены
Скандальное видео елена беркова и ромы
Секс молодых парней порно
Читать далее...

<